В Азербайджане обещают сделать экотуризм прибыльной сферой - ИНТЕРВЬЮ

В Азербайджане обещают сделать экотуризм прибыльной сферой - ИНТЕРВЬЮ
  • Clock-gray 11:51
  • calendar-gray 27 Март 2019

Экологический туризм вошел в наш обиход сравнительно недавно. Это особый вид отдыха, во время которого человек путешествует по дикой природе, стараясь познать окружающую среду и слиться с ней. При этом его вмешательство в природный процесс минимальное. 

О развитии экотуризма в Азербайджане в эксклюзивном интервью ONAрассказал директор Департамента охраны биологического разнообразия и развития особо охраняемых природных территорий Министерства экологии и природных ресурсов Хикмет Ализаде. 

- В Азербайджане сфера экотуризма, можно сказать, не развита. Как Вы считаете, почему?
- Я бы не сказал не развита, скорее не слишком развита. Начнем с того, что же такое экотуризм? Одни говорят, что это ответственное путешествие, содействующее охране природы и просвещению туристов. Другие, включая Азербайджан, считают, что этот вид туризма возможен лишь на территории национальных парков, где есть определенный режим, за счет которого турист соблюдает нормы поведения (где можно ходить, стоять, разжигать огонь, разговаривать и т.д.). К примеру, первый нацпарк был создан в 1872 году - Йеллоустонский (США). Являясь объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО, он имеет полуторавековой опыт. Что касается наших нацпарков, то они были созданы в 2003 году, а значит, имеют 15-летний опыт. Именно молодость нацпарков сказывается на их инфраструктуре и на непривычке местных туристов соблюдать нормы поведения. Кроме того, во всем мире нацпарки платные. В 2015 году Кабинет министров Азербайджана установил таксу за вход в нацпарк в размере 2 манатов. Есть, конечно, и исключения. Например, дети до 16 лет, участники карабахской войны, научные сотрудники освобождаются от уплаты. Два маната, на мой взгляд, символическая плата, но даже ее местные туристы не хотят платить. Несмотря на это, экотуризм развивается на глазах. Люди стали больше интересоваться, увеличилось число иностранных туристов. К примеру, когда-то к Ширванскому нацпарку не было интереса. Его посещало от силу 100 человек. Но развитие дорожной инфраструктуры, скопление большой популяции газелей и джейранов (около 9 тысяч голов), разнообразие местности, озеро розового фламинго, где собираются большие колонии птиц, увеличило число посетителей до нескольких тысяч. Поэтому можно сказать, что у Азербайджана есть большой потенциал для развития экотуризма. У нас много достопримечательностей, эндемических и реликтовых видов растений и животных. К примеру, Гирканский нацпарк, расположенный на юге страны и имеющий богатую флору и фауны, несравним с половиной нацпарков Европы.                     

- Существуют несколько видов экотуризма: научный, активный, исторический, путешествие в природные резервы, агротуризм. Какой из них характерен для Азербайджана?
- Все, за исключением агротуризма. Азербайджанским законодательством запрещена любая деятельность в заповедных зонах. Нацпарки делятся на рекреационную, хозяйственную (используют только для нужд зверей и птиц, проживающих в данном ареале) зоны и зону ядра (заповедник внутри нацпарка). Экотуризм разрешен только в рекреационной зоне с определенными маршрутами. Внутри нацпарков много исторических памятников, поэтому, путешествуя, турист получает удовольствие от природы и знания по истории. 

- А что Вы можете сказать о развитии экотуризма в Нахчыване?
- Одним из первых нацпарков был Зангязурский имени академика Гасана Алиева. Здесь великолепная природа, большое разнообразие флоры и фауны, уплывающий остров. Нахчыван имеет большой потенциал. Поэтому Минэкологии, проводя просветительские работы, всегда отмечает этот регион. 

- Говоря о новой концепции экотуризма, возникает вопрос – а что не так со старой? И есть ли она вообще?
- По экотуризму у нас, к сожалению, мало специалистов. Но мы работаем в этом направлении. В 2006 году Минэкологии с привлечением местных экспертов подготовило концепцию экотуризма на основе международного опыта. В нее вошли правила безопасности и поведения туриста. Однако со временем концепция должна совершенствоваться. Поэтому в этом году с помощью Государственного агентства по туризму, с которым тесно сотрудничаем, мы привлекли известного зарубежного эксперта Барбару Фриц. Она была в восторге от нашей богатой природы, ведь в Европе однотипные леса, а у нас смешанные. Б. Фриц ознакомилась с нацпарками, собрала всю необходимую информацию и обещала до конца весны подготовить драфт-версию новой концепции. Во время встречи, Б. Фриц отметила, что Азербайджан уже имеет некоторые нормативные принципы  регулирования. Мы объяснили ей, что нуждаемся в «инструменте», который позволил бы нам привлекать больше местных и иностранных туристов. На основе имеющейся базы, в которой отмечены особенности национального экотуризма, будет создана новая концепция. Кроме того, в апреле этого года при содействии посольства Чехии в Азербайджане в страну приедет эксперт из Чехии Иво Докопил, который окажет помощь в маркировке маршрутов в нацпарках. Сейчас у нас 120 маршрутов, имеющих указатели и маркировку.  

- Вы сказали, что сотрудничаете с Госагентством по туризму. Есть ли планы на будущее в рамках развития экотуризма?
- Минэкологии и Госагентство по туризму подписали меморандум о сотрудничестве. Весной мы планируем провести информационные туры по нацпаркам с привлечением местных туристических фирм и представителей средств массовой информации. Мы покажем им не только сами нацпарки, но и расскажем, как можно в них организовать пикник. 

- Достаточно ли у нас кадрового потенциала в сфере экотуризма?
- Мало. Начнем с того, что нацпарки находятся далеко от Баку. К примеру, территория Гирканского нацпарка распространяется от Лянкярана до Астары. Окончивший Азербайджанский университет туризма и менеджмента человек не захочет работать за тридевять земель. Поэтому мы должны исходить из того потенциала, который имеем. В основном в нацпарках работают местные жители (90%). Поэтому единственный правильный подход – проведение просветительских тренингов. В этом Минэкологии помогают доноры - международные организации: Трансграничный объединенный секретариат для Южного Кавказа (TJS), Германское общество международного сотрудничества (GIZ) и Всемирный фонд дикой природы (WWF). К примеру, фотоловушки для леопардов в Гирканском и Зангязурском нацпарках предоставил и установил WWF. Также у нас нехватка сотрудников, владеющих иностранными языками (английский, русский). В прошлом году сотрудники министерства подготовили для гидов маленький словарь. 

- Развитие экотуризма – это хорошо, но как будет решаться вопрос загрязнения окружающей среды?
- Туризм, хоть минимально, но все же негативно действует на природу. Например, ты можешь не сорить, но малейший шорох, крик нарушат экологический баланс на данной территории. Конечно, все заранее предвидеть сложно. А вопрос загрязнения решаемый. Например, его мы уже решили в Гейгельском нацпарке (ограничение на посещение туристами было снято в 2015 году). Здесь были установлены контейнеры для мусора. У входа в нацпарк туристов предупреждают об ответственности за загрязнение, т.е. о штрафе в размере до 400 манатов. Также ему выдают мусорные пакеты. По всей территории расставлены предупреждающие плакаты. Конечно, в первый год эффекта практически не было, но потом мы добились того, чего хотели. Факт загрязнения минимизируется благодаря установленным информационным центрам, которыми турист может воспользоваться, имея ограничение во времени. В сентябре 2018 году в Гызылагаджском нацпарке было установлено интерактивное табло для взрослых (игры) и детей (фото животных, их голоса). Несмотря на все предпринимаемые меры, урон для природы, хоть и незначительный, но есть. Существует также понятие «рекреационное давление», благодаря которому можно будет определять, сколько за день тот или иной нацпарк сможет принять туристов. Это поможет уменьшить наносимый вред природе. Например, в Шахдагском нацпарке число туристов за 2018 год увеличилось в 5 раз по сравнению с 2017 годом, в Аггельском нацпарке – в 9 раз, в Ширванском нацпарке – в 2 раза, Гирканском нацпарке – в 4 раза. Поэтому надо подумать о создании «рекреационного давления» для каждого нацпарка. 

- Какие мероприятия могут способствовать развитию экотуризма в Азербайджане?
- В этом, я думаю, нам поможет новая концепция. Но, в основном, это внутренняя и международная агитация, проведение инфраструктурных работ. Минэкологии выпустило большим тиражом буклеты о нацпарках. Кроме того, мы поручили руководству нацпарков создать детские познавательные уголки. Практика показывает, что туризм – семейный отдых, а дети не всегда разделяют увлечения своих родителей, всячески мешая им расслабиться. Надеемся, что работы завершатся к маю 2019 года. 

- Развит ли у нас горный экотуризм?
- Все горные массивы Азербайджана, включая самую высокую гору - Базар Дюзю, расположены в нацпарках. Больше всего их приходится на Шахдаг. Для высокогорий нормы поведения те же за исключением того, что при входе нужно предоставить определенные документы, так как имеется риск для здоровья и граничат с соседними странами. Туристов также должен сопровождать высококвалифицированный гид. 

- Предусмотрено ли в концепции предоставление трансферных услуг?
- Нет, этим должны заниматься турфирмы. Они организуют поездки в регионы страны по приемлемым ценам. Хотелось бы, чтобы таких предложений было больше. Минэкологии же занимается агитацией, развитием инфраструктуры, оказанием услуг и подготовкой гидов.   

- Какова, на Ваш взгляд, может быть прибыль от экотуризма? Ваш прогноз?
- Скажем так, сегодня экотуризм для Азербайджана неприбыльная сфера. Нельзя сказать, что нацпарки ежедневно посещают много туристов. Однако Минэкологии делает все возможное, чтобы в ближайшем будущем нацпарки функционировали без государственных дотаций. К примеру, на один нацпарк за год из госбюджета выделяется от 200 до 400 тысяч манатов. 200 тысяч туристов на одну заповедную (учитывая, что вход 2 маната) зону вполне достаточно, чтобы полностью окупить затраты. Нацпарку разрешается иметь дополнительные доходы от предоставляемых услуг. Также существуют особые фонды, в которые поступают деньги от штрафов: за нарушение границы – 400 манатов, браконьерство – 1000 манатов и т.д. Все это вкупе позволит нам, отказавшись от госфинансирования, работать рентабельно и использовать доходы как прибавку к зарплате или в качестве премий.      

НАРМИНА ДЖАВИД

Нармина Джавид

Другие новости