Ночной режим

ВСЕ НОВОСТИ

Президент Ильхам Алиев ознакомился с работой Интегрированного регионального перерабатывающего участка «Човдар»-ФОТО-ОБНОВЛЕНО

Президент Ильхам Алиев ознакомился с работой Интегрированного регионального перерабатывающего участка «Човдар»-ФОТО -ОБНОВЛЕНО

© APA | Президент Ильхам Алиев

# 23 июля 2021 05:47 (UTC +04:00)

22 июля президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев в рамках поездки в Дашкесанский район ознакомился с деятельностью Интегрированного регионального перерабатывающего комплекса «Човдар» ЗАО AzerGold.

Как передает АПА, глава государства был проинформирован о работе, проводимой на золотом руднике «Човдар».

Было отмечено, что добыча на золотом руднике «Човдар» началась в 2016 году, здесь проведена большая работа по реконструкции и созданию инфраструктуры. На сегодняшний день произведено 259 тысяч унций золота, а в последующие годы планируется производство еще 338 тысяч унций.

В результате эксплуатации только месторождения «Човдар» ЗАО AzerGold выбилось в лидеры среди экспортеров ненефтяной продукции страны, от экспорта золота и серебра в экономику республики были привлечены средства в размере около 640 миллионов манатов в иностранной валюте. До сих пор было экспортировано в общей сложности более 245 тысяч унций золота и свыше 434 тысяч унций серебра. AzerGold уже добился полного устранения зависимости от бюджета в реализации проектов по добыче золота. Общество также вошло в историю как первая национальная горнодобывающая компания, выпустившая в обращение облигации. Запасы металла, которыми обладает общество, увеличились в 24 раза.

Было сообщено, что месторождения золота «Агйохуш-1» и «Агйохуш-2» были открыты в 2017 году, а месторождение золота «Марах» - в 2018 году. С этого года планируется ввести в эксплуатацию ряд месторождений. В результате сложного и многоэтапного процесса обработки из добытых пород производятся сплавы золота и серебра. Полученные сплавы отправляются на аффинаж в Швейцарию. После аффинажа золотые и серебряные слитки пробы 999,9 продаются на международных биржах.

Затем были продемонстрированы 5, 10 и 20-граммовые монеты из азербайджанского золота и серебра, а также золотые слитки под знаком Made in Azerbaijan. Были изготовлены монеты и слитки с изображением Центра Гейдара Алиева, карабахского ковра и наскальных рисунков Гобустана. По результатам конкурса дизайна монеты «Жемчужины Карабаха», организованного совместно с Центром Гейдара Алиева, были выпущены золотые монеты еще в двух дизайнах. На золотых монетах изображены древние архитектурные жемчужины Карабаха, исторические памятники, город Шуша.

Следует также отметить, что «Maрах» - это третий золотой рудник, который начал эксплуатировать AzerGold. Срок реализации проекта - два года.

Отметим, что с 2020 года сфера деятельности AzerGold расширилась. Обществу также поручена разработка и управление месторождениями руды черных металлов на территории страны. Соответствующим Распоряжением главы государства начало деятельность Общество с ограниченной ответственностью «Дашкесан Демир Филиз». Основная цель данного проекта - в короткие сроки ввести в эксплуатацию месторождения железной руды и обеспечить потребность в заменяющем металлолом сырье для производства более качественной металлургической продукции.

Президент Ильхам Алиев понаблюдал за первым взрывом горных пород на золотом руднике «Марах».

Затем глава государства дал интервью Азербайджанскому телевидению.

Интервью президента Ильхама Алиева

Азербайджанскому телевидению

- Здравствуйте, господин президент, рады Вас видеть. Господин президент, сегодня Вы совершаете поездку в западный регион Азербайджана – Дашкесан, Нафталан и Геранбой, примите участие в открытии нескольких объектов. Хотелось бы узнать Ваше мнение о поездке.

- Эти поездки осуществляются регулярно. Выполнение моих поручений, связанных с реализацией государственных программ социально-экономического развития регионов, проверяется и на местах, и в последние годы я совершил сотни поездок в регионы. Нынешняя поездка является одной из таких поездок. В ходе нее я приму участие в нескольких открытиях. На самом деле эти открытия демонстрируют объем проводимой нами работы. В то же время они показывают, что страна всесторонне развивается. Потому что в рамках этой поездки будет отмечена сдача в эксплуатацию инфраструктурных объектов, в то же время планируется ввести в строй промышленные предприятия, спортивные объекты, дороги, линии питьевой воды и канализационные линии.

Этот регион, являющийся важной частью западного региона, конечно же, обладает своими перспективами развития. Мои поездки в этот регион, еще раз хочу сказать, носят регулярный характер. К примеру, сегодня мы отметили в Дашкесане ввод в строй нового месторождения золота. Это очень важное событие, потому что данная отрасль имеет особые перспективы для развития ненефтяного сектора. Горнорудная промышленность превращается в ведущую отрасль в нашем ненефтяном секторе, и перспективы прекрасные. Сегодня мы отметили открытие, в то же время состоялась презентация, связанная с предстоящей работой. Отныне добыча не только золота, но и других драгоценных металлов в Азербайджане будет решаться в более широком масштабе.

Параллельно с этим имеются конкретные планы, связанные с разработкой месторождений железной руды – традиционной для Дашкесана отрасли. Некоторое время назад по моему указанию была составлена специальная программа, привлечены государственные инвестиционные ресурсы. Эта сфера будет приносить очень большие доходы. Одновременно откроются тысячи рабочих мест и сократится зависимость от импорта, потому что в течение последних пяти лет – это указывается и в проведенной презентации – на импорт только железных изделий из страны ушли средства на сумму 1,7 миллиарда манатов. Развитие этой отрасли позволит резко сократить зависимость от импорта, создать стоимостную цепочку, обладающую большей стоимостью, а также экспортные возможности. Так что сегодня развитие нашей горнорудной промышленности должно идти по этому пути.

Должен также отметить, что данная отрасль имеет очень большие перспективы и на освобожденных землях. Как вам известно, долгие годы иностранные компании незаконно эксплуатировали наши золотые и другие рудники. Это – преступление, я уже высказывался по этому поводу, еще раз хочу сказать: у этих компаний два пути: либо они выплатят нам компенсацию, примут наши условия, либо – другая их альтернатива - вопрос будет решаться в правовой плоскости. Должен также сказать, что вся подготовительная работа уже завершается, проведен всесторонний анализ наших месторождений золота, незаконно эксплуатировавшихся иностранными компаниями и в Зангиланском, и в Кяльбаджарском районах. Приглашены международные консультанты. Еще раз хочу сказать, что они должны добровольно выплатить компенсацию за ущерб, нанесенный Азербайджанскому государству, и после этого, только после этого они могут жить спокойно. Иначе деловая репутация этих компаний – они проводят операции и в других местах – очень сильно пострадает. Во всяком случае, мы уже открыто изложили свою позицию.

Что касается открытия других объектов в ходе поездки, то в Геранбойском районе есть также спортивный комплекс. Это – 48-й по счету спортивный комплекс, что свидетельствует о том, что в большинстве наших районов имеются самые современные спортивные сооружения. В городе Нафталан состоится открытие нового санатория. Это тоже очень знаменательное событие, потому что город Нафталан должен стать одним из центров туризма. Я заявил об этом во время первого посещения Нафталана. В то время во всех оставшихся с советских времен санаториях Нафталана были размещены вынужденные переселенцы. Мы построили для них на той же территории, недалеко оттуда современные дома, возвели поселки и переселили их. После этого были привлечены крупные инвестиции, и уже функционируют 13 гостиниц и санаториев. Я лично принял участие в открытии трех из них – пятизвездочных отелей «Чинар», «Карабах» и «Гашалты». Я дал указание создать зоны отдыха различных уровней всех категорий – пятизвездочные, четырехзвездочные, трехзвездочные, чтобы граждане Азербайджана и иностранные гости могли пользоваться этим.

В советское время в Нафталан из различных уголков Советского Союза ежегодно приезжали 50-60 тысяч туристов. В результате работы, проделанной за последние примерно 15 лет, в пользование приезжающих сюда туристов сдано уже более 2300 мест, и этот процесс продолжается.

Должен также сказать, что во время Второй Карабахской войны поселок Суговушан также был освобожден от оккупации, а расстояние от Нафталана до этого поселка не так велико. По моему поручению обеспечивается также прокладка новой дороги, таким образом, данная зона станет единым туристическим пространством, потому что гости, приезжающие в Нафталан, - как граждане Азербайджана, так и иностранные гости – должны иметь более широкие возможности для ознакомления с нашей страной, у них должна быть возможность совершать поездки в Гянджу и другие города, а также в поселок Суговушан. Им будет интересно посмотреть территорию, где шли ожесточенные бои. К тому же Суговушан является очень живописным местом – горы, большое водохранилище. Жизнь возвращается в эти регионы.

Должен также отметить, что в данном регионе, в частности, в Геранбойском районе, проделана большая работа, связанная с сельским хозяйством. По моему указанию проложен Шамкирский машинный канал протяженностью около 30 километров. Этот канал улучшает подачу воды на земли площадью более 30 тысяч гектаров, что стало большим подспорьем для развития сельского хозяйства.

В городе Нафталан, Геранбойском, Дашкесанском районах реализованы и другие проекты. Проложены дороги, линии питьевой воды, построены больницы, социальные объекты, созданы рабочие места, то есть, этот регион стремительно развивается, и могу сказать, что все идет по плану. Реализуется Государственная программа социально-экономического развития регионов. Конечно, после Второй Карабахской войны основное внимание мы уделяем освобожденным землям. Но не должны забываться и не забываются и наша традиционная работа, программы, связанные с регионами.

Господин президент, первое полугодие осталось позади. Как Вы оцениваете социально-экономические итоги шести месяцев?

- Оцениваю положительно, потому что итоги шести месяцев свидетельствуют о том, что экономика Азербайджана уже преодолела спад. Если обратить внимание на экономические показатели каждого из этих шести месяцев, то можно увидеть, что экономический спад в начале года измерялся более крупными цифрами. С каждым месяцем спад сокращался, и по итогам мая мы смогли добиться небольшого экономического развития. А итоги шести месяцев показывают, что наша экономика увеличилась на 2 процента. Это хороший показатель. Особенно если взглянуть на происходящие в мире процессы, то можно увидеть, что подавляющее большинство стран мира все еще переживает экономический спад. Наша же экономика растет и уверен, что до конца года еще больше вырастет. Еще более радует, что рост в нашем ненефтяном секторе составил более 5 процентов. Это действительно большая цифра, большой показатель, проявление проделанной работы.

Если обратим внимание на промышленное производство, то увидим, что оно сократилось на 0,3 процента. Но основная причина здесь связана с добычей нефти, выполнением соглашения ОПЕК+. Как вам известно, мы сократили добычу, и я хотел бы привлечь ваше внимание к другому показателю, как говорится, подтверждающему эту версию. Наша ненефтяная промышленность увеличилась на 16,6 процента и будет расти. Сегодняшнее открытие и другая предстоящая работа еще более повысят промышленный потенциал ненефтяного сектора. Потому что рост составил 16,6 процента, не знаю в какой еще стране можно встретить такое.

Сельское хозяйство выросло на 5,6 процента. Это тоже существенный рост. В прошлом году, даже до пандемии рост в сельском хозяйстве был ниже – примерно 3-3,5 процента, а сейчас – 5,6 процента. Это тоже результат проделанной работы, осуществленных реформ, и фермеры видят это. Данной отрасли всегда будет оказываться государственная поддержка. Потому что без государственной поддержки сельское хозяйство не сможет развиваться так, как мы того хотим.

Инфляция находится в пределах цифр, считающихся приемлемыми, - 4,3 процента. Считаю, что это тоже хороший показатель. Выросли наши валютные резервы. За шесть месяцев они увеличились в объеме 1 миллиарда долларов. Но этот рост мог быть еще большим, потому что часть наших резервов хранится в различных валютах, в том числе большинство составляют евро и доллары. Изменение в этом курсе повлияло на наши абсолютные цифры. Не будь этих изменений и снижения цен на золото, - потому что достаточно крупные наши резервы хранятся в золоте, - рост составил бы 1,7 миллиарда долларов. То есть, мы реально заработали дополнительно столько денег, и разница в курсе, цены на золото временно влияют на это. О чем это говорит? Несмотря на то, что мы проводим широкомасштабную созидательную работу, высокими темпами восстанавливаем Карабах и Восточный Зангезур, мы не только не сократили наши валютные резервы, но и увеличили их и не обращались ни за какими кредитами. О чем это свидетельствует? Это свидетельствует о наших ресурсах, ресурсной базе. В то же время это показывает, что мы очень осторожно используем средства, не допускаем расточительства, ненужных расходов. Бесконтрольные когда-то расходы остались в прошлом, все государственные чиновники должны исполнять и исполняют мои инструкции, потому что мы должны экономить каждый манат. На ненужные, не приносящие пользу проекты, проекты просто для видимости или же ради каких-то других интересов государственные инвестиционные расходы предоставляться не будут. Это знают все. Так что рост валютных резервов также является очень важным вопросом. Чем больше у нас будет валюты, тем увереннее мы будем себя чувствовать.

Должен также сказать, что валютные резервы в Азербайджане почти в 6 раз превышают внешний государственный долг. Такое очень редко встречается в мире, потому что государственный долг абсолютного большинства стран измеряется цифрами, которые в разы превышают их валютные резервы. У нас же все обстоит совершенно иначе. О чем это говорит? Это говорит о том, что мы в любой момент можем обнулить наш внешний государственный долг. Просто в этом пока нет необходимости, потому что есть долгосрочные кредиты, взятые на хороших условиях, и мы их своевременно погашаем. Это свидетельствует о том, что мы не нуждаемся ни в чьей помощи, поэтому способны проводить независимую политику как в политической, так и в экономической сфере.

Хотел бы огласить еще одну цифру. Она связана с экспортом. Экспорт увеличился на 15 процентов. Это тоже очень хороший показатель. Ненефтяной экспорт вырос более чем на 27 процентов. Вот реальный результат наших планов, потому что мы не должны зарабатывать валюту только за счет нефти и газа, мы должны зарабатывать ее за счет ненефтяного сектора и ввозить в страну. Рост на 27 процентов – большая цифра.

Положительное сальдо нашей внешней торговли составляет 3,4 миллиарда долларов, только за 6 месяцев. Если и дальше так пойдет, то до конца года положительное сальдо составит примерно 6-7 миллиардов долларов. В большинстве стран мира сальдо – отрицательное, то есть, они больше импортируют, чем экспортируют. Поэтому это влияет на курс валюты, страны набирают долги. В развитых странах внешний долг составляет 100, а порой 120 процентов их валового внутреннего продукта, 50 процентов считается позитивным явлением. В Азербайджане же он составляет 19 процентов и будет еще меньше, потому что я дал указание с каждым годом уменьшать долг. Конечно, я не хочу сейчас сравнивать Армению и Азербайджан. Разница здесь как между небом и землей. Однако Армения сегодня задыхается во внешних долгах, их внешний долг достиг почти 70 процентов валового внутреннего продукта. Их внешний долг находится на уровне нашего долга, примерно 8-9 миллиардов долларов. Но если у нас объем валютных резервов составляет 52 миллиарда долларов, то у Армении он равен 1 миллиарду. И то это средства Центрального банка. Они не могут использовать их. Они предназначены в определенной степени для стабилизации внутреннего курса. То есть, свободных средств нет. Разница в этом.

В результате проведенных реформ налоговые и таможенные органы собрали за 6 месяцев больше средств, чем было предусмотрено. Налоговые органы больше на 810 миллионов, а таможенные органы – на 206 миллионов манатов. За счет чего? За счет реформ. Благодаря чему? Благодаря точности, прозрачности, учету, проведенным реформам. Бизнес-структурам было предоставлено время, рекомендовано отныне работать так, чтобы не было теневой экономики, и каждый платил налоги. Никаких незаконных выплат быть не должно. Ни один государственный чиновник не должен владеть той или иной бизнес-структурой. Такой подход был очень позитивно воспринят бизнес-структурами, кругами. Им тоже нужно было время, чтобы привыкнуть к правилам новых отношений, работать правильно, честно, и мы уже видим это. Мы получили дополнительный доход на сумму более одного миллиарда манатов, и за счет этого производим социальные выплаты, обеспечиваем семьи шехидов домами, повышаем заработную плату, пенсии, реализуем инфраструктурные проекты. Если и дальше так пойдет, то, конечно же, к концу года цифры будут еще более высокими.

Такие вот, хоть и коротко, основные экономические показатели. Каждый беспристрастный специалист, видя эти показатели, убеждается, что любая страна может гордиться нашими показателями.

- Господин президент, на наших освобожденных от оккупации территориях идут работы по восстановлению и реконструкции. О каких новшествах можно говорить в этом направлении?

- Мы регулярно информируем азербайджанскую общественность о проводимой работе. Вся выполняемая работа получает одобрение и поддержку народа. Конечно, люди из этих регионов – бывшие переселенцы участвуют в реализации данных проектов, их мнение непременно учитывается. После войны прошло всего восемь месяцев, но посмотрите какая работа выполняется. Конечно, в первую очередь мы должны заниматься и занимаемся разминированием. Это забирает много времени и много средств. К сожалению, после войны около 150 граждан Азербайджана погибли или потеряли здоровье, подорвавшись на минах.

Отказ в предоставлении Азербайджану карт минных полей и передача их на каких-то условиях – очередная безнравственность, бессовестность, продемонстрированные Арменией, подход, противоречащий нормальному человеческому поведению. Это еще одно проявление ненависти, враждебности руководства Армении по отношению к нам. Потому что непредоставление карт минных полей не имеет никаких оснований. Война закончилась, мы победили. Армения потерпела поражение, смирилась с ним, вынуждена была смириться, мы заставили. Какую же цель преследует теперь непредоставление карт минных полей? Чтобы погибли и стали инвалидами больше азербайджанцев. Если это не вражда, то что же? Это еще раз демонстрирует их натуру. Показывает, что азербайджанский народ ничего не должен забывать. Азербайджанский народ – очень добрый, доброжелательный. Порой мы быстро забываем некоторые исторические моменты. Мы не должны забывать и никогда не забудем армянский вандализм, Ходжалинский геноцид, оккупацию наших земель, совершенный урбицид. Поэтому вопросы разминирования являются одними из основных.

Посмотрите, какая работа проводится параллельно с этим. До конца нынешнего года мы наладим все электрическое хозяйство на освобожденных землях – и в Карабахе, и в Восточном Зангезуре: новые линии, передающие линии, трансформаторы, подстанции, электростанции, разрушенные армянами 12 гидроэлектростанций, которые были сожжены после предоставления им двухнедельного срока в Кяльбаджарском и Лачинском районах. Таким образом, это – основной вопрос, потому что без этого ни о каком развитии не может быть и речи. До конца года планируется полностью закончить. Но, конечно, после этого, как я уже сказал, будет реализован проект зеленой энергии. Одна из иностранных компаний уже проявила интерес. Мы пришли к договоренности о строительстве на средства иностранной компании солнечной электростанции на 200 мегаватт. Это – прекрасное, важное событие. Кроме того, это - сигнал и для других компаний. Мне известно, что сегодня различные энергетические компании мира утвердили в качестве приоритета для себя возобновляемую энергию. Мы приглашаем и их, пусть приходят, вкладывают инвестиции. У нас разветвленная энергетическая сеть, высоковольтные линии электропередачи со всеми соседними странами – Турцией, Россией, Ираном, Грузией. Мы можем передавать энергию в любом направлении. К примеру, в настоящее время мы экспортируем в Иран, экспортируем в Россию и импортируем оттуда, но больше экспортируем. Одновременно экспортируем в Грузию, Турцию. Внутренние потребности будут расти. Поэтому эта сфера представляет особое значение.

Вторая после энергетического сектора важная сфера – дорожная инфраструктура. Посмотрите, какая работа была проделана за восемь месяцев и в этой области. Прокладывается автодорога Барда-Агдам, можно сказать, в сентябре завершится асфальтирование дороги Победы. Дороги Победы никогда не было. Эту дорогу, проходящую через ущелья, горы, леса, необходимо было открыть, проложить грунтовую, а затем асфальтовую дорогу. Мы делаем это всего за 8-9 месяцев. Параллельно прокладывается магистраль Физули-Шуша, дорога Горадиз-Агбенд, это – 4-6-полосная дорога. Прокладывается дорога Зангилан-Губадлы-Лачин. Это тоже очень важная дорога. Дороги Физули-Гадрут, Физули-Джебраил – повсюду идет напряженная работа. Для удобного проезда в Кяльбаджар из Гейгеля прокладывается дорога через перевал Омар. Этой дороги никогда не было, была тропа. Зимой ею никогда не пользовались. Сейчас мы строим дорогу, тоннели, чтобы пользоваться этой дорогой в любое время года. Таким образом мы одновременно связываем Гейгель, как туристический центр, с будущими живописными туристическими центрами Кяльбаджара. Прокладываются другие дороги, дороги военного значения в Кяльбаджарском и Лачинском районах. Их общая протяженность составляет около 700 километров, потому что дороги там, в направлении границы не было. Снег там растаял в мае. До наступления зимы, а зима наступает в октябре, до октября мы должны проложить там много дорог, и мы делаем это. Это – крупномасштабная работа. Она не очень широко освещается в печати, это естественно, но в стратегическом отношении и с точки зрения укрепления наших позиций на границе эти дороги имеют очень большое значение.

Строятся три аэропорта. Я уже сказал, когда они будут сданы в эксплуатацию. Это – лишь основные инфраструктурные проекты. Наши работники выполняют большую работу, связанную с градостроительством, очень активно работают. Утвержден генеральный план Агдама. Мне представили предварительную версию генеральных планов Физули и Джебраила. В настоящее время идет работа над детальным планом. В ближайшие месяцы общественности будут представлены генеральные планы городов Физули и Джебраил. Уже начался процесс подготовки генерального плана города Зангилан. Свои предложения представили несколько известных иностранных компаний мирового уровня. Сейчас идет отбор. В то же время, конечно, будут реконструированы и Губадлы, Лачин, Кяльбаджар. То есть, проделать работу такого масштаба всего лишь за восемь месяцев - это, считаю, действительно большой героизм. Должен также отметить, что мы выполняем всю эту работу за свой счет. Все расходы производим за свой счет, мы ни откуда не получили ни единого маната помощи. Да, мы пригласили иностранные компании, но в качестве подрядчика. Все средства идут из государственного бюджета. Это, естественно, большая нагрузка для государственного бюджета, но мы делаем и будем делать это. Как я уже сказал, мы превратим Карабах и Восточный Зангезур в рай.

-Господин президент, председательство Азербайджана в Движении неприсоединения по приглашению государств-членов продлено еще на год. Прежде всего, разрешите поздравить Вас с этим историческим дипломатическим решением. Господин президент, с чем связано продление председательства Азербайджана в этом Движении еще на год?

-Считаю, что это имеет несколько причин. В первую очередь, в период нашего председательства все страны-члены увидели, что наши слова совпадают с делами. На Бакинском саммите Азербайджан официально принял председательство. В своем выступлении я сказал, что мы будем отстаивать интересы стран-членов, защищать международное право и справедливость, и мы это делаем. Самым наглядным примером этого является Вторая Карабахская война. Несмотря на все угрозы и давления, мы в одиночку восстановили международное право и справедливость. Конечно, эта историческая победа привела к еще большему росту уважения к нам всех стран-членов. В то же время мы с очень большой ответственностью подходили к нашему председательству. В первые месяцы председательства я сказал, что мы не подходим к этому формально. История Движения неприсоединения насчитывает 60 лет, и за это время были различные председатели. Некоторые относились к этому равнодушно, формально, просто как к какому-то, как говорится, статусу. А наш подход очень точный, ответственный и рассчитан на достижение цели. Мы отстаиваем интересы стран-членов с международных трибун, они тоже поддерживают нас. По нашей инициативе состоялся Саммит, связанный с COVID. Мы оказали гуманитарную и материальную помощь более чем 30 странам. Большая их часть – страны-члены Движения неприсоединения. По нашей инициативе была проведена Специальная сессия Генеральной ассамблеи ООН, связанная с COVID. В рамках ООН были предприняты другие шаги. Мы возвысили голос против вакцинного национализма. Неоднократно с самых высоких трибун я озвучивал это, приводя цифры: богатые страны прибрали к рукам 82 процента вакцин, а бедным странам доступны лишь 0,3 процента. Насколько это справедливо? Конечно, это несправедливость. Словно очередное проявление колониализма. Мы ведем активную борьбу с вакцинным национализмом. Могу сказать, что находимся в первых рядах в мире. Нет второй страны, которая бы выступала, говорила свое слово по этому вопросу столько же, сколько мы, то есть имеется в виду как страна. Да, говорит Всемирная организация здравоохранения, говорит ООН, но могу сказать, что инициаторами этого были мы. Страны-члены видят, что мы действительно стараемся защитить их, оказываем по возможности помощь, защищаем их с международных трибун. Все эти факторы и, конечно, наша историческая Победа приумножили уважение к нам. Считаю, что страны-члены увидели, что наши слова не расходятся с делами. Поняли, что если Азербайджан будет председательствовать в Движении неприсоединения еще год, то до 2023 года возрастут и авторитет, и возможности влияния Движения. В то же время впервые в истории в Саммите Движения неприсоединения участвовало высокопоставленное лицо Европейского Союза – специальный представитель по внешней политике в статусе вице-президента. Такого в истории не было, связь Движения неприсоединения с другими международными организациями в рамках сотрудничества является вопросом, входящим в нашу повестку дня. Недавно я обсудил этот вопрос с находившимся с визитом в Азербайджане председателем Совета Европейского Союза господином Мишелем, и считаю, что это сотрудничество имеет перспективы. Эти факторы сыграли роль, и в первую очередь было обращение к нам. Было получено наше согласие, я дал его. После этого данный вопрос был вынесен на повестку дня на проведенной недавно промежуточной конференции, и от имени всех стран-членов была выражена признательность Азербайджану.

- Господин президент, Вы отметили визит президента Совета Европейского Союза Шарля Мишеля в нашу страну. Как Вы оцениваете результаты этого визита, и в каких сферах он открывает перспективы для расширения сотрудничества между Азербайджаном и Европейским Союзом?

-Я высоко оцениваю визит. Это визит, служащий развитию политических связей между Европейским Союзом и Азербайджаном. Должен также отметить, что наши политические связи очень успешно развиваются. Я совершил многочисленные визиты в Европейский Союз. С многочисленными визитами Азербайджан посетили и руководители Европейского Союза. Два года назад с визитом в Азербайджане находился председатель Совета Европейского Союза господин Дональд Туск. Спустя два года новый председатель господин Шарль Мишель в рамках регионального визита приезжает в Азербайджан. О чем это говорит? Это говорит о том, что мы создали прекрасную основу для сотрудничества. С годами возрастают и объем сотрудничества, и охватываемые сферы. Если на начальном этапе на повестке дня находились большей частью энергетические вопросы, то сегодня мы их решили. Мы решили Южный газовый коридор, он построен по инициативе Азербайджана. Европейский Союз также сыграл здесь позитивную роль, потому что председателем Консультативного совета Южного газового коридора являются Азербайджан и Европейский Союз. Должен также сказать, что инициативу проведения Консультативного совета тоже выдвинул я. Я предложил это Европейскому Союзу, и они отнеслись положительно. Консультативный совет проводится ежегодно очень плодотворно. Если активное сотрудничество началось с энергетических вопросов, то сегодня оно охватывает более широкие сферы. Поэтому этот визит имеет огромное значение с политической точки зрения.

В ходе встречи я также проинформировал господина Мишеля о том, что мы приняли или подписали документы – соглашения или декларации о стратегическом партнерстве с 9 странами-членами. Это – треть Европейского Союза. Что это значит? Это значит, что треть Европейского Союза считает Азербайджан стратегическим партнером. И вновь не хочу ни с кем сравнивать Азербайджан. Но пусть любая другая страна скажет, есть ли у нее такой формат сотрудничества, двусторонний формат? Что касается связей между Европейским Союзом и Азербайджаном, то в целом, как вам известно, мы работаем сейчас над новым соглашением. 90 процентов соглашения согласовано, и другие вопросы, если будут преобладать принципы реализма и учтена наша озабоченность в связи с некоторыми проблемами, то, считаю, соглашение может быть подписано в ближайшие дни или месяцы. Европейский Союз является нашим основным партнером в торговой сфере – примерно 40 процентов нашей торговли. Основным нашим партнером по экспорту также является Европейский Союз. Наш ежегодный экспорт в Европейский Союз составляет 6,8 миллиарда долларов. Импорт же равен примерно 2,5 миллиарда долларам. С ними у нас тоже положительное сальдо.

В последнее время Европейский Союз придает огромное значение транспортному сектору. К примеру, могу сказать, что два года назад состоялся очень короткий визит господина Дональда Туска в Азербайджан. Несмотря на это, он посетил Алятский международный морской торговый порт. Побывал там, ознакомился с ситуацией, для него была проведена презентация. О чем это говорит? Об интересе. Господин Шарль Мишель, находясь в Азербайджане, - должен сказать, что впервые руководитель Европейского Союза совершил поездку в регионы Азербайджана, - побывал в Шамахе, посетил Шамахинскую Джума мечеть. Я очень высоко оцениваю это. Это – прекрасный месседж, прекрасный жест, особенно накануне Гурбан байрамы. Мы должны высоко оценивать это. Азербайджанский народ тоже должен знать это. В Шамахе для него была проведена презентация, связанная с работой Алятского международного морского торгового порта, дальнейшей деятельностью Алятской свободной экономической зоны и туристическими возможностями. То есть, транспортный сектор вызывает очень большой интерес в Европе. Еврокомиссар по вопросам расширения господин Вархели, посетивший недавно Азербайджан, также побывал в Алятском морском торговом порту. Европейский Союз уже не только признает Азербайджан как важный транспортный и логистический центр, но и может рассчитывать на наш потенциал. Но давайте вспомним, когда мы выдвинули инициативу прокладки железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, Европа не поддержала нас. Америка не только не поддержала, но и выступила против. Я помню все это. Сколько усилий в то время мы приложили, чтобы Соединенные Штаты Америки не нарушили данный проект, потому что в то время Америка имела очень большие возможности влияния на Грузию. Мне известно, что Грузию открыто убеждали не участвовать в этом проекте. Я хорошо помню историю. Почему? Из-за Армении. Армянское лобби, которое и сегодня диктует свою волю в столицах больших стран, мобилизовало в то время все силы, чтобы это не состоялось, потому что Армения остается в стороне. Но причиной того, что Армения осталась в стороне, является сама Армения. Я говорил, прекратите оккупацию, и коммуникации откроются, так же, как говорю, сейчас, и мы делаем это. Поэтому в то время мы даже обратились за кредитами. Но никто не откликнулся. Мы сами – Азербайджан, Турция и Грузия - сделали это. Причем вам известно, какую финансовую нагрузку взял на себя Азербайджан. Но сегодня эта самая железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, другая инфраструктура – порт, свободная экономическая зона, в перспективе Зангезурский коридор вызывают большой интерес. Почему? Потому что это выгодно им. Вспоминая сейчас это, я никого не хочу обвинить. Что было, то прошло. Главное, что нам удалось добиться поставленной цели. Но эта история показывает, что наши инициативы были своевременными и правильными. Если кто-то на первом, начальном этапе не понимает этого, то с годами начинает понимать. Сегодня связи между Европейским Союзом и Азербайджаном в транспортной сфере имеют особую повестку дня.

-Господин президент, находясь в Баку, Шарль Мишель ни разу не употребил слова “Нагорный Карабах” и “статус”. Было видно, что он сделал это, как говорится, для того, чтобы не услышать от Вас какие-то резкие слова. О чем это свидетельствует? В то же время, находясь в Ереване, он употребил слова “спорные территории” в отношении границы с Арменией. Это вызвало большое разочарование в Армении.

-Да, разочарование Армении будет продолжаться, потому что, как видно, они пока еще не извлекли полного урока из войны. Некоторые их неуместные заявления, шаги свидетельствуют о том, что им еще следует извлечь урок. Они не должны забывать Второй Карабахской войны. Находясь в Ереване, Шарль Мишель назвал пограничные территории спорными. Честно говоря, я тоже не согласен с этим выражением, потому что мы считаем, что это – наши территории. Я считаю, что это – территория Зангезура. А Зангезур – земля наших предков, и мы находимся на своей территории.

Естественно, этот вопрос обсуждался в ходе визита, и я постарался разъяснить, что мы вышли к своей границе. Почему вышли в мае? Потому что растаял снег. Был снег толщиной два-три метра. Выйти туда было невозможно. Как только растаял снег, мы вышли, заняли необходимые точки, разместились, укрепляемся и будем укрепляться там. Поэтому, конечно, разочарование Армении вызвано тем, что они вновь живут грезами. Они не могут смириться с поствоенными реалиями. Считаю, что свою роль здесь играет и психологический фактор. Им, видимо, необходимо время, чтобы с психологической точки зрения свыкнуться с новыми реалиями, потому что наша Победа разгромила в пух и прах все их идеологические устои. В течение 30 лет они распространяли о себе несусветную ложь, пытаясь заставить мир принять то, что у них якобы победоносная армия, непобедимая армия, что армянский народ - боевой, а армянская армия – самая сильная. И что? Мы сокрушили, разгромили ее, уничтожили в течение 44 дней. Мы показали, что азербайджанский народ – победоносный народ. Показали, что вся их пропаганда – это миф, мифология. Продемонстрировали, что в Первой Карабахской войне они получили преимущество благодаря внешней поддержке. Это ни для кого не секрет. Конечно, я понимаю, что осознать это, жить с этой реальностью, привыкнуть к этому нелегко. Поэтому мы должны учитывать эту психологическую реальность. Но вместе с тем, должен сказать, что Армении не следует допускать прежних ошибок, так как их неуместные и неприемлемые действия, заявления очень дорого обошлись им. Вторая Карабахская война показала это. Поэтому не нужно впустую сотрясать воздух. То, что Шарль Мишель не употребил слов «статус», «Нагорный Карабах», конечно, было очень мудрым шагом. Это был шаг государственного деятеля. Мы ценим это, а Армения должна сделать вывод. Нет ни статуса, ни Нагорного Карабаха. Нагорно-Карабахская автономная область была создана 7 июля 1923 года как искусственное образование. Просто армяне, представленные в то время в советском правительстве, приняли это незаконное и совершенно необоснованное решение, а Советский Азербайджан, конечно, вынужден был в то время согласиться и смириться с этим. Да никто нас и не спрашивал. Но это была совершенно необоснованно и искусственно созданное образование. Спустя месяц после восстановления независимости – в ноябре 1991 года парламент Азербайджана упразднил Нагорно-Карабахскую автономную область, все это – документы, причем упразднил законно. У него хватало полномочий для этого. Почему после этого использовалось слово «Нагорный Карабах»? Из-за конфликта. И в международных документах, и затем за столом переговоров. Я сам лично неоднократно употреблял слово «Нагорный Карабах» в связи с конфликтом, но не в связи территорией. Должен также сказать, что каждый раз, касаясь того или иного вопроса, связанного с конфликтом, я всегда говорил армяно-азербайджанский нагорно-карабахский. Никогда не употреблял слов «нагорно-карабахский конфликт» без армяно-азербайджанский. У этого есть причина, это не просто так. После окончания войны, урегулирования конфликта, конечно, говорить о Нагорном Карабахе неуместно. Поэтому я сказал, что в Азербайджане нет такой территориальной единицы. Если эти слова кому-то нравятся, то я не возражаю, пусть создадут в своих странах область, именуемую Нагорный Карабах, или же назовут так какой-нибудь район, либо пусть создадут республику, это их дело. То есть, на территории Азербайджана нет административной территории под названием Нагорный Карабах, и тот факт, что Шарль Мишель не употребил этих слов, конечно, следует воспринимать как знак уважения к нашей позиции. Так же и вопрос статуса. 10 ноября по окончании войны я указал место статуса. Он все еще там, там и останется гореть в пламени, вечно. Так что по этому вопросу также не может быть никаких других мнений.

И знаете, давайте скажем откровенно, это была провокация, совершенная советским правительством для искусственного создания постоянного очага конфликта в Азербайджане. Создать на нашей исторической земле Нагорно-Карабахскую автономную область, сделать одно из сел – Ханкенди, который являлся селом, ее центром и назвать именем палача Шаумяна было крайне негативным шагом в отношении азербайджанского народа. Это было оскорблением для нас. История все расставила по местам. Что касается статуса, то сегодня там проживает 25 тысяч человек. У нас достаточно широкая и разносторонняя информация о происходящих там процессах. Мы и раньше, до войны, знали, что там происходит. Конечно, знаем и сейчас, потому что они находятся чуть ниже нас. Реальное число жителей там – 25 тысяч. Назывались и другие цифры, мол, после войны туда вернулись более 50 тысяч человек. Возможно, но вернуться не означает остаться там. Вернулся, затем уехал обратно. Во-вторых, у нас есть различные технические средства, спутник. Мы знаем количество машин там. Видим передвижение людей. Как говорится, есть другие объективные средства, беря которые за основу, мы в точности знаем, сколько человек там проживает, - максимум 25 тысяч. Мы проводим ежедневный мониторинг – сколько машин въехало в Лачинский коридор, сколько выехало. Вместе с тем, мы видим машины, приезжающие из-за рубежа, и говорили, что этому надо положить конец, это нехорошо, это наша территория. Как иностранная машина может въезжать туда без нашего разрешения? К тому же, если кто-то считает, что мы этого не видим, то ошибается. Порой на эти машины крепят армянские номера. Но мы там, мы в коридоре. Мы все видим - и Ханкенди, и коридор. Так что этому надо положить конец. Количество ежедневно выезжающих оттуда машин значительно превышает количество въезжающих. В какую логику умещается создание статуса для 25 тысяч человек? Я спрашиваю. Азербайджанский народ вполне справедливо выражает недовольство, когда сегодня во Франции и Америке звучат не отражающие реальности заявления по данному вопросу, мол, конфликт должен быть урегулирован. Я говорил, скажите, как он должен быть урегулирован? Я говорю, я – президент Азербайджана говорю, что я разрешил этот вопрос, все! Нагорного Карабаха нет, статуса нет. Есть Восточный Зангезур вместе с Карабахской экономической зоной, это отражено в моем Распоряжении от 7 июля 2021 года. 7 июля 1923 года – век назад – была образована Нагорно-Карабахская автономная область. 7 июля 2021 года были созданы Восточно-Зангезурская и Карабахская экономические зоны. Так что этого нет, и если кто-то, повторяю, хочет предоставить статус, - в Америке проживают около миллиона армян, во Франции – более 500 тысяч, в Марселе и вокруг него – более 100 тысяч армян – почему там не предоставляется статус? Почему он должен быть предоставлен в Азербайджане? Какие правовые, политические, исторические основания для этого имеются? Никаких! Армяне стали жить там раньше, чем на нашей территории. На наши земли их начали переселять с 1828 года – после 12-го, 28-го года. У них нет исторических оснований для проживания там. Сейчас мы просто проявляем гуманизм, говорим, что не возражаем, говорим, что они – наши граждане. Если главари этой хунты позволят, то, уверен, они с большим удовольствием будут жить, работать как граждане Азербайджана, будут приезжать, уезжать, в том числе для работы, будут приезжать и в Агдам, и в Физули, даже будут просить нас. Поэтому вопрос о статусе должен заслуживать этой оценки. Если нет, то пусть в других местах создадут хоть пять нагорных карабахов, я не возражаю. Я признаю их. Но не в Азербайджане.

-Господин президент, Шарль Мишель заявил в Армении, что Европейский Союз выделит Армении 2,6 миллиарда евро, в Грузии заявил, что Европейский Союз выделит Грузии 2,3 миллиарда евро. Азербайджану же никакие средства не выделяются. Насколько справедлива такая позиция?

-Конечно, это несправедливая позиция. Что касается Азербайджана, то была озвучена цифра 150 миллионов евро, но нам конкретно не сказали, что это за цифра, когда средства будут предоставлены, будут ли предоставлены и на каких условиях. Конечно, я считаю эту позицию несправедливой, потому что Азербайджан является самой большой страной Южного Кавказа и по территории, и по населению, и по потенциалу. До сих пор странам Южного Кавказа не предоставлялись такие крупные средства. То есть, это говорит о том, что данные средства предоставляются именно после войны. То есть, причина предоставления этих средств – война. В противном случае, могли бы предоставить 30 лет назад, почему именно сейчас? Если так, то Азербайджан является страной, наиболее пострадавшей от войны. Эти средства должны быть предоставлены Азербайджану. Территория площадью 10 тысяч квадратных километров полностью разрушена, уничтожена армянскими вандалами. Заложены сотни тысяч мин, уничтожены все здания, исторические здания, вся инфраструктура. При этом деньги предоставляют Армении. В Армении есть какие-либо разрушения? Нет. Мы заложили там мины? Нет. Была ли страна, которая в такой степени пострадала от оккупации? Нет. Конечно, это несправедливо. Разумеется, состоялся обмен мнениями по данному вопросу. Ответ был такой, что Азербайджану средства как бы не нужны. Во-первых, нам никто не предлагал, предложите и я скажу, нужны они нам или нет. При том, что нам никто не предлагал, говорят, что Азербайджану средства не нужны. Разве мы не должны восстановить освобожденные земли? Нужны миллиарды долларов, они падают с неба? Азербайджан – прозрачная страна. Его финансовые ресурсы тоже известны. Да, мы – страна, которая сама себя обеспечивает. Но если нам, как Армении, предоставят средства в качестве гранта, мы никогда не откажемся. Второй тезис заключается в том, что часть из предоставленных 2,6 миллиарда евро является кредитом, а часть – грантом. Словно Азербайджан не берет кредитов. Верно, не берем, но если будут льготные условия, почему не взять, возьмем. К тому же Армении предоставляется грант, то есть, подарок, а нам нет. Но мы больше нуждаемся в этом. Поэтому эти вопросы всегда должны находиться на повестке дня. Конечно, в ходе очередных контактов с Европейским Союзом мы постоянно будем обсуждать этот вопрос, посмотрим, какой грант будет предоставлен Армении, такой же, по меньшей мере, должен быть предоставлен и нам. Если не дают, то пусть скажут почему. Пусть скажут, что это проармянская позиция, пусть откровенно скажут – я сторонник открытого разговора. На всех встречах, в том числе с господином Мишелем, мы очень искренне и открыто беседовали, потому что мы беседуем для того, чтобы решить вопросы, изучить позицию друг друга. Мы не должны прятаться за какими-то дипломатическими словами. Поэтому надеемся, что в данный вопрос будет внесена ясность, и нам должны предложить столько же, сколько Армении, на тех же условиях. Примем мы это предложение или нет - другой вопрос.

-Господин президент, 20 июля Вы находились с рабочим визитом в России и встретились с президентом России Владимиром Путиным. Что Вы можете сказать об итогах визита?

-Я положительно оцениваю итоги визита. По приглашению президента России я в очередной раз совершил визит в Россию, в ходе которого был проведен широкий обмен мнениями – в первую очередь, связанный с двусторонними вопросами и, конечно, постконфликтной ситуацией. Что касается двусторонних отношений, то, как вам известно, Россия и Азербайджан являются стратегическими партнерами, и не просто на словах. Мы являемся стратегическими партнерами и в реальной жизни, так как нет разногласий, связанных с перспективами долгосрочного стратегического сотрудничества. Между нами существуют прочные дружеские связи. Лично у меня очень близкие связи с господином Путиным, мы - политики, доверяющие друг другу. Это очень важно. В ходе визита состоялось обсуждение повестки дня двусторонних вопросов. В настоящее время мы работаем над семью дорожными картами. Каждая дорожная карта касается конкретной сферы. И по каждой сфере есть хорошие результаты. На этот раз мы больше обсуждали торговые, экономические, транспортные, гуманитарные вопросы. Что касается транспортных вопросов, то, конечно, мы обсудили как согласованные ранее вопросы, транспортный коридор «Север-Юг», его перспективы, так и ситуацию, сложившуюся после войны, в том числе Зангезурский коридор и постконфликтный период. Разногласий в нашем подходе нет. Мы – Россия и Азербайджан - считаем, что война закончилась, конфликт завершился. В Армении не должно допускаться никаких реваншистских тенденций, и отныне в регионе должен быть мир. Риски войны должны быть сведены до минимума и устранены. Здесь никаких разногласий между нами нет, наши мнения одинаковы. Что касается Зангезурского коридора, то я сообщил господину Путину, что, по имеющимся у нас данным, в связи с этим вопросом Армения вновь ведет себя неискренне. Если вы обратили внимание, то на пресс-конференции с господином Шарлем Мишелем я сказал, что все дороги должны быть открыты параллельно, не должно быть селективного подхода, то есть, дискриминации. Но мы видим, что Армения и здесь в очередной раз пытается играть в какую-то игру. Она дала согласие на то, чтобы железная дорога проходила через Зангезурский коридор, хотя сразу после войны возражала против этого. Я сказал, что мы заставим их, некоторые воспринимали это как угрозу. Но я имел в виду, что мы убедим их в этом смысле. Но она возражает против открытия автодороги. А это противоречит подписанному 10 ноября заявлению, потому что в нем в 9-м пункте указано: открываются дороги – железная дорога, автомобильные дороги. Как может быть, чтобы открылась железная дорога, и Армения имела железнодорожное сообщение с Ираном и Россией, а мы не могли ездить в Нахчыван на автомобиле? Как такое возможно? Такое невозможно. Мы провели с президентом России обмен мнениями по данному вопросу, и считаю, что на очередном этапе мы получим более обнадеживающие известия из Еревана. Армения как бы временно положила конец трехсторонней рабочей группе. С начала июня группа не собирается. Заместитель премьер-министра России совершает визиты в Армению, Азербайджан и обсуждает вопросы в двустороннем формате. В любом случае наша позиция остается неизменной, Зангезурский коридор обязательно должен быть открыт. Чем раньше Армения поймет это, тем лучше для нее.

Хочу привлечь внимание граждан еще к одному вопросу. Посмотрите, сегодня президент Совета Европейского Союза совершил визит в Азербайджан, отношения развиваются. Состоялся мой визит в Россию, и во время обсуждений – наша встреча продолжалась несколько часов – не было ни одного спорного вопроса. Не было ни одного вопроса, вызывающего обеспокоенность. В июне мы подписали с Турцией Декларацию о союзничестве, подняли наши связи на еще более высокий уровень. Укрепляются наши дружественные связи с другими соседними странами – Ираном и Грузией. Движение неприсоединения дало нам очередной мандат, оказало очередную поддержку. Эта организация объединяет 120 стран, включая Азербайджан. Организация исламского сотрудничества постоянно поддерживает нас – как в период оккупации, так и после войны. Генеральный секретарь Организации исламского сотрудничества специально приехал в Азербайджан, чтобы выразить эту поддержку. Посмотрите, какие искренние, эффективные у нас связи с ведущими мировыми силами и как они отвечают нашим целям. В чем причина? Причина в нашей правильной политике, нашей честности, единстве между словом и делом и нашей внутренней силе. Потому что все наши партнеры прекрасно знают, что Азербайджан обладает мощным внутренним потенциалом. Мы продемонстрировали его во время войны, в поствоенный период. Они знают, что в Азербайджане есть национальная солидарность, единство народа и власти, что мы, как достойная страна, смогли построить равноправные отношения со всеми партнерами на основе дружбы и сотрудничества. Считаю, что это наше большое достижение.

-Господин президент, после окончания Отечественной войны прошло уже 8 месяцев. Как Вы оцениваете постконфликтный период?

-Положительно, потому что и во время войны, и в поствоенный период мы добились и добиваемся желаемого. Должен отметить также, что у меня есть очень точное представление в связи с шагами и до, и во время войны и после нее, я знаю, что, когда и как нам надо делать. В этой области, как и во всех сферах, имеется концептуальный подход. Намечены краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные цели. Конечно, не все эти цели заявлены, потому что еще рано. Но мы знаем, чего мы хотим, чего хотим сейчас, чего и как можем добиться. Все свои шаги мы предпринимаем в соответствии с этим, и могу сказать, что эти 8 месяцев проходят по нашему сценарию. Потому что хотя поствоенный период не такой сложный, как период войны, это было очень неопределенное время, так как никто не мог знать, как будут развиваться процессы. Во время войны некоторые страны открыто перешли к действиям против нас, необоснованно обвиняли нас, угрожали нам, угрожали санкциями, пытались вынести этот вопрос на обсуждение Совета Безопасности ООН. Все это – составная часть антиазербайджанского сценария, мы и этого не забыли.

В поствоенный период мы сработали оперативно, проявили активность, смогли добиться принятия нашей повестки дня, и сегодня работа идет на основе данной повестки дня. Мы добились принятия нашей повестки и на территориях, находящихся под контролем российских миротворческих сил, и вокруг них, и в политической плоскости, и на армяно-азербайджанской границе, и ни один шаг не был случайным. Каждый шаг был на основе продуманной программы. Во время войны я думал о поствоенном периоде, предстоящих шагах. Я был абсолютно уверен, что мы победим. Был абсолютно уверен и говорил, что никто не сможет остановить нас, ни одна сила. Ни шагу назад. Но и поствоенный период полон больших вызовов, и мы умело проходим его. Могу сказать, что повестку дня поствоенного периода в значительной степени составили мы. Конечно, с условием постоянных контактов с соседними странами и учета их обеспокоенности, но вся эта работа проходит и на основе нашей повестки дня. Я уже отметил масштабы восстановительных работ, не хочу возвращаться к этому. Одновременно сейчас мы реализуем крупные социальные программы для семей шехидов. До конца этого года квартирами будут обеспечены 3 тысячи семей шехидов и гази Карабахской войны. Представьте себе, 3 тысячи. 1300 уже обеспечены, и эта сфера также находится в центре внимания.

В дипломатической плоскости: Европейский Союз, Соединенные Штаты Америки, соседние страны – Турция, Иран, Грузия, мусульманский мир, Движение неприсоединения – все эти контакты развиваются в позитивном русле. Сегодня мы в определенной степени, пока не могу сказать в значительной степени, но в определенной степени формируем политическую повестку дня Армении, и это реальность. Армения не сможет сформировать и 0,1 процента нашей повестки дня, мы же формируем определенную политическую повестку дня Армении, и наши возможности постепенно будут расширяться. Мы включили в политический лексикон слово “Зангезурский коридор”. Ведущие средства массовой информации не только региона, но и всего мира говорят и пишут о Зангезурском коридоре. Почему? Мы включили это, регулярными усилиями, и это уже реальность. Мы отправили Армении повестку дня – мирный договор. Пусть скажет, что не хочет, отказывается. Я неоднократно говорил и говорю: мы готовы начать переговоры. Война закончилась? Закончилась. Хочешь мира, Армения? Вроде хочешь. Тогда почему бы не подписать мирный договор? Признай нашу территориальную целостность, пусть будет подписан мирный договор, решена делимитация границ. Посмотрите, наша повестка дня по этому вопросу совпадает с повесткой дня Европейского Союза, Турции, России. И они говорят о необходимости проведения работы по делимитации, и мы говорим. А что говорит Армения? Говорит, нет, пусть Азербайджан покинет наши земли. Мы на своей земле. Мы создали новую реальность, и не только в Карабахской зоне. При формировании новой повестки дня уже и вопрос статуса остался в стороне, и слово «Нагорный Карабах» не употребляется. Необходимо было добиться этого. Эти вопросы возникли не сами по себе, не упали с неба. Почему? Смелость, решительность, правильные шаги, наша наступательная политика. Раньше я говорил о наступательной дипломатии, она на месте, а сейчас наша наступательная политика в целом. И Армении придется с этим считаться, принять новые реалии – хочет она того или нет. Она никогда не должна забывать, что железный кулак на месте.

-Господин президент, благодарим Вас за то, что уделили время и ответили на вопросы. Большое спасибо.

-Спасибо.

14:17

Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев в ходе поездки в Дашкесанский район сегодня ознакомился с деятельностью Интегрированного регионального перерабатывающего участка «Човдар» ЗАО AzerGold.

Как сообщает АПА, главу государства проинформировали о работе, проделанной на золотом руднике Човдар.

Президент Ильхам Алиев понаблюдал за первым взрывом горных пород на золотом руднике Марах.

#
#

ОПЕРАЦИЯ ВЫПОЛНЯЕТСЯ