Встреча с нашим домом спустя 27 лет, высохший родник, лампа на память - РЕПОРТАЖ - ФОТО

Встреча с нашим домом спустя  27 лет, высохший родник, лампа на память - РЕПОРТАЖ - ФОТО
  • Clock-gray 16:51
  • calendar-gray 23 Февраль 2021

С 20 октября 2020 года, когда Президент Ильхам Алиев объявил об освобождении Зангилана от вражеской оккупации, я мечтала посетить родные места. Разумеется, я не знала, что смогу увидеть там. Я ждала этого момента долгие годы, и в то же время сложно было предугадать, каковой будет моя реакция - буду ли плакать, упав, целовать родную землю или просто спокойно смотреть? Не знала...

Наш район...

Когда я услышала, что предстоит поездка в Зангилан, не поверила своим ушам. Мы выехали на следующий же день, в три часа ночи.

Волновалась, не верила, что увижу наш дом. Мысли путались в голове...

Доезжаем до поста в Горадизе. С первых же шагов на той стороне видим следы оккупации. По всем сторонам дороги разрушенные дома. Как можно превратить в развалины регион с такой красивой природой? Как люди жили среди этих развалин? Вы оккупировали землю для того, чтобы рай превратить в ад? Всю дорогу меня думала об этом, и ответа на вопросы найти не могла.

Доезжаем до Зангилана. Волнуюсь еще сильнее. Проезжаем через село Учюнджю Агалы, где стартует проект «Умная деревня», приближаемся к райцентру. До нашего села осталось совсем мало. Спустя несколько минут видим вывеску «Гыраг Мюшлан»...

Наше село...

 

Я не верю, что все происходит наяву, что это не сон. Хочу кричать в машине, но держу себя в руках, и повторяю про себя «наше село, наше село..».

Ищу глазами родник на въезде в село, но не могу найти. Он был еще до того, как возникло наше село, которое было построено нашими предками. Как тысячелетний родник мог высохнуть за 27 лет? Думая об этом, иду в сторону нашего дома. Как и в каждом оккупированном месте, в нашем селе дороги и сады заросли камышом, сорняками, все одичало...

 

Я начинаю беспокоиться, вдруг не узнаю, не найду свой дом? Но нашла его легко. Наконец, я в нашем доме спустя 27 лет и 6 месяцев

Наш дом...

 

Удивление, радость, разочарование – во мне смешались все чувства. Выхожу из машины и вхожу во двор. Ворота сняты, обрушена кровля хлева. Крыша дома тоже обвалилась, но потом ее наполовину покрыли шифером. Некогда красивый дом превратился в барак.

Не знаю, куда смотреть сначала, что искать. Замираю на месте. Наконец, нахожу в себе силы, обхожу дом, наш сад. Во дворе у нас были два больших ореховых дерева, ни одного не осталось. Видимо, срезали.. Но даже пней не вижу.

 

 


Смотрим на дома соседей - кроме разрушенных стен ничего не осталось. Слева от меня дом дяди Хамзы, справа – дом дяди Бахлула, чуть дальше от него дом дяди Мустафы…

Потом в надежде найти что-то наше, начинаю поиски во дворе, но ничего не нахожу. В этот момент наш проводник показывает лампу в верхней части столба. Вспоминаю, что это наша лампа..

Внутри нашего дома были разбросаны одежда, детские игрушки, листы с писаниной на армянском языке. Видимо, и проживавшие здесь 27 лет армяне, как и настоящие хозяева этого дома, были вынуждены бежать, многое не смогли унести.

Я так понимаю, что из-за трудностей с отоплением наши большие комнаты разделили на несколько частей и превратили в маленькие. Мне становится не по себе, вещи разбросаны – старая железная кровать, одежда, детские игрушки. Я выбегаю во двор. Большинство наших деревьев на месте, за исключением двух больших ореховых. На некоторых деревьях распустились почки, а некоторые даже зацвели. Даже цветок, который сумел пробиться среди камней в нашем дворе, раскрылся.

Наш бассейн у входа во двор остался таким же. Они превратили нашу кухню во дворе в сарай, бросали туда все, что попадалось им в руки.

Я хочу запечатлеть в памяти все, что вижу, наблюдаю, стараюсь не упускать из виду даже малейшую деталь.

Возрождение умершей надежды...

Хочу остаться там несколько часов, но наш проводник напоминает, что времени мало,пора прощаться с домом.

Последний раз я покинула Зангилан 20 августа 1993 года. За год до этого я сдала экзамены в высшие учебные заведения Турции и поступила в университет Гази в Анкаре. После годового подготовительного курса в Анкаре я вернулась в Азербайджан на летние каникулы. Каникулы закончились, и я отправилась в Анкару. Тогда я даже и подумать не могла, что в последний раз вижу Зангилан, отчий дом.

В Анкаре я услышала об оккупации Зангилана. В  новостях на турецком телеканале сообщили, что наш район захвачен армянами. Мои соседки по комнате в общежитии Сабанджы знают, что я пережила в тот день. Я был шокирована, не могла что-то узнать от родных - кто жив, кого потеряла, ничего не знала. Через несколько дней получила весточку из Баку - все члены нашей семьи живы.

Очень обрадовалась, плакала... В то же время не могла смириться с тем, что больше не вернусь домой.

С годами надежда, что снова вернусь в эти места, угасала. Спустя 27 лет мечта сбылась, мы вернулись на эти земли.

Благодаря нашим шехидам, Верховному Главнокомандующему, нашей армии, участникам войны...

Гюльшан Гаджиева

Другие новости