Посол Полад Бюльбюльоглу: Армения должна вести себя как проигравшая сторона - ИНТЕРВЬЮ

Посол Полад Бюльбюльоглу: Армения должна вести себя как проигравшая сторона - ИНТЕРВЬЮ
  • Clock-gray 15:19
  • calendar-gray 27 Март 2021

«Армения должна понимать, что нет иного пути кроме добрососедства»

Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Азербайджана в Российской Федерации Полада Бюльбюльоглу московскому корреспонденту АПА

- Вы более 15 лет являетесь послом в России. А в последние два года еще и являетесь дуайеном всего дипломатического корпуса. Как вы оцениваете нынешнее состояние отношений между Азербайджаном и Россией?

- Этот вопрос является темой целой диссертации. На него невозможно дать краткий ответ. Но в целом азербайджано-российские отношения сегодня находятся на очень высоком уровне. Президент Ильхам Алиев затронул все вопросы на недавней большой пресс-конференции. После этого не стал бы что-либо комментировать. Однако могу сказать, что в нынешней ситуации по поручению лидеров Азербайджана, России и Армении дважды встречались вице-премьеры. Проведено и несколько встреч онлайн. В целом, рабочая группа уже собиралась 4-5 раз. Готовятся проекты, определяются рабочие группы. Проблемы, конечно, имеются, и их немало. Но главное - эта работа продолжается. На данный момент это самые важные вопросы.

Развиваются и экономические отношения между Азербайджаном и Россией. Хотя иногда возникают проблемы и в этой сфере. Были проблемы с экспортом помидоров и яблок. Они уже решены. Одним словом, мы работаем с Россией в качестве полноправного партнера. У нас много ежедневной работы. Конечно, между соседями всегда могут быть проблемы. Но все эти проблемы разрешимы. Товарооборот между двумя странами растет. Я не вижу серьезных проблем в отношениях между Азербайджаном и Россией.

Россия - наш большой сосед. У нас есть граница с Россией. Россия - самая большая страна в регионе. Господин Президент Ильхам Алиев сам определяет направление по поводу того, что надо делать в отношениях  с Россией. Что касается повседневных вопросов между двумя странами, каждый на своей должности должен осознавать значимость России и, конечно же, решать возникающие в связи с этим вопросы. Сегодня между двумя странами налажен большой товарооборот. Сельскохозяйственная продукция из Азербайджана в основном поступает в Россию. Почему у нас должны быть плохие отношения с Россией? Да, есть проблемы. Между соседями бывают проблемы. Почему мы не должны решать существующие проблемы? Поэтому считаю, что с Россией всегда были и будут серьезные, деловые, партнерские, дружеские отношения, и эти отношения должны и дальше расширяться.

«Статус дуайена дипломатического корпуса дает большие преимущества»

- Москва считается одним из мировых политических центров. Во время Отечественной войны наши дипломаты зарубежом также несли большую ответственность в деле донесения правдивого голоса Азербайджана до определенных центров. С этой точки зрения, были ли преимущества в том, что были дуайеном дипломатического корпуса в Москве во время войны?

- Статус дуайена дипломатического корпуса дает большие преимущества. Новоназначенные послы в РФ, как правило, встречаются с дуайеном. Есть такая дипломатическая традиция. То, что я дуайен, позволяет мне донести до каждого посла, с которым я встречаюсь, справедливую позицию Азербайджана по некоторым вопросам. Поэтому я считаю, что мое положение в дипломатическом корпусе в России очень благоприятное. Всего в Москве около 170 посольств и представительств международных организаций. Часто проходят мероприятия. Работа дипломата заключается в участии не только в официальных, но и в некоторых неформальных встречах. Появляется возможность свободно выражать свои мысли. Конечно, мы полностью используем статус дуайена дипломатического корпуса.

«Много лет назад армяне заняли позиции в сфере медиа России»

- Господин посол, мы стали свидетелями антиазербайджанской позиции в российских СМИ в годы Отечественной войны. В политических ток-шоу ведущие и местные эксперты занимали одностороннюю позицию. Однако, в этот раз, в отличие от событий прошлого, правдивый голос Азербайджана был донесен до российской общественности. Ряд российских депутатов и экспертов озвучили справедливую позицию Азербайджана. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Основа проармянской позиции российских СМИ восходит к советским временам, временам Микояна (Анастас Микоян - первый заместитель Председателя Совета Министров СССР - прим. Ред.). Даже во времена царской России, а затем и в советское время наши соседи, учитывая важность этой сферы, занимали прочные позиции в СМИ. Повторяю, эти позиции занимались не сегодня, а много лет назад. Скажу вам, что многие армяне работали в ЦК СССР. В частности, многие армяне работали в отделе пропаганды и агитации ЦК. Этому отделу подчинялись все газеты и телевидение. Понимаете, с того времени они пустили глубокие корни в этой сфере. В последнее время в результате напряженной работы мы можем хотя бы донести свое слово и нашу справедливую позицию. Надо сказать, что у нас тоже есть недостатки. Мы зачастую сами говорим, сами слышим, сами пишем, сами читаем. Я считаю, что Азербайджану следует и дальше расширять работу, проводимую в этой сфере, чтобы донести голос правды до более широкой аудитории.

«Кто не понял, пусть еще раз послушает выступления президента Азербайджана»    

- При посредничестве России между Азербайджаном и Арменией ведутся переговоры на уровне заместителей премьер-министров. Несколько встреч уже состоялись в Москве. Армения пытается препятствовать открытию коммуникационных линий. Большие обязательства в этом вопросе ложатся на Москву как гаранта трехстороннего заявления. Было бы интересно узнать ваше мнение об этом.

- Да, как я уже упоминал, есть трудности. Но положительным моментом здесь является то, что этот процесс идет. Естественно, идет с трудом. Армянское общество все еще не может принять, что они проиграли 44-дневную войну. Армянская сторона должна вести себя как проигравшая сторона. Но, к сожалению, мы этого не видим. Каждый день мы читаем в прессе, что Армения опять на что-то претендует. На мой взгляд, должно пройти некоторое время. Прошло 4 месяца с тех пор, как Армения подписала капитуляцию. Для таких масштабных вопросов, событий четыре месяца очень короткий срок. Я думаю, что должно пройти определенное время.

Например, вчера я прочитал статью бывшего министра иностранных дел Армении Вардана Осканяна. Он однозначно говорит, что Азербайджан одержал победу в войне, Карабах – это Азербайджан, и проживающие там армяне должны подходить к этой проблеме с этой точки зрения. Об этом написал бывший глава МИД Армении. Бывший советник президента Армении Жирайр Липаритян открыто пишет о поражении Армении и заявляет, что армянское общество должно это понять. Поэтому сегодня армянское общество, армянская интеллигенция должны понимать, что кроме добрососедства у них нет другого выхода. Вы знаете, господин президент Ильхам Алиев изложил свою позицию по этому поводу, поставил точку в этих вопросах. Кто не понял, пусть еще раз послушает выступления президента Азербайджана.

«Сотрудники нашего посольства заразились коронавирусом, мы оказались в очень сложной ситуации»

- 18 марта исполнился год, как российско-азербайджанская граница закрыта из-за пандемии коронавируса. Есть ли какая-либо информация о том, когда границы будут открыты?

- Да, уже прошел год. Какие трудности мы испытали в этом году, было очень сложно. Знаю, что есть недовольные. Но этого никто не ожидал, никто не хотел. Уже прошло около года, сейчас мы смотрим на процессы по-другому. Но когда только все начиналось, было много трудностей. Многие и не понимали, что происходит. За этот год не только я, но и все дипломаты нашего посольства столкнулись с большими трудностями. Как вы знаете, в России проживает много азербайджанцев. Наша сухопутная граница с Россией (Республика Дагестан) закрылась. Тогда мы заранее обратились к диаспоре, к находящимся в России азербайджанцам по поводу того, что граница закрыта, чтобы они туда не ездили. Несмотря на все это, они все еще ехали в надежде пересечь границу. Людей тоже можно понять.

Люди, потерявшие работу, не имеющие возможности, хотели вернуться на родину. В тот период я контактировал с правительством Дагестана, главами исполнительных органов приграничных с Азербайджаном районов 7-8 раз за день. Мы сделали все возможное. Опять же, я знаю, что есть много недовольств, некоторые из которых справедливы, некоторые нет... Сюда приходили недовольные, оскорбляли сотрудников посольства. Мы не обижались, понимали, что люди находятся в очень сложной ситуации.

Здесь во время первой волны пандемии скорая медицинская помощь не приезжала на помощь иностранным гражданам и не доставляла их в больницу. Дело в том, что в то время здесь не было мест в больницах. Речь не идет о том, что больной является  азербайджанцем, узбеком и т.д. В целом, во время первой волны пандемии ситуация была очень сложной. Мы пережили очень трудное время. Не дай Бог, чтобы еще раз пережить такое.

Мы сделали все возможное, все, что было в наших силах. Пусть простят нас за то, чего мы не смогли сделать! Потому что не всё в наших силах. Поверьте, был такой день, когда наши сотрудники работали по 20 часов. Позже коронавирусом заразились и сотрудники нашего посольства. Заражение началось в консульском отделе. Когда наступила первая волна, мы закрыли консульство. Консульство работало только в онлайн режиме. После того, как консульство открылось, и вирус распространился из этого отдела в посольство, наши сотрудники заболели. Сейчас потихоньку эти проблемы решаются. Вакцинация уже началась. Пусть наступит день, когда пандемия коронавируса закончится, и мы вернемся к нормальной жизни.

- Как развиваются отношения между двумя странами в период закрытия границ, введения ограничений в связи с пандемией? Адаптировались ли отношения между двумя странами к условиям пандемии?

- Из-за закрытых границ мы оказались в очень сложной ситуации. Граждане Азербайджана в России не могли вернуться на родину, а граждане России в Азербайджане не могли вернуться сюда. По этой причине мы работали в тесном контакте с соответствующим департаментом МИД России, работающим с Азербайджаном. В другое время таких контактов не было. Но мы, как посольство, находились в тесном контакте с МИД России по текущим проблемам. Мы старались вместе решать проблемы граждан, желающих вернуться в Азербайджан и Россию.

«Я верил, что мы вернем Шушу. Но меня мучила мысль, доживу ли я до этого дня»

- Полад муаллим, после окончания Отечественной войны вы совершили поездку в Шушу. Вы побывали в Шуше и тогда, когда она находилась под армянской оккупацией. Хотелось бы узнать, какое впечатление произвели на вас эти две поездки в Шушу.

- Возможно, я единственный человек в Азербайджане, который дважды побывал в Шуше, когда она находилась под оккупацией. Тогда мы верили, что такие встречи будут способствовать мирному урегулированию конфликта. Но этого не случилось. И всё же эти встречи позволили мне побывать в 2007 и 2009 годах в доме моего отца в Шуше. Конечно, это было очень трудно. Мне было очень тяжело видеть, что дом моего отца разрушен, видеть совершенный вандализм. Они разрушили и бюст моего отца. В ходе первой поездки с нами был и Фархад Бадалбейли. Тогда он не сдержался и зарыдал. Я с трудом сдерживаюсь, когда говорю об этом сейчас. Слава Аллаху, под руководством нашего уважаемого президента, Верховного главнокомандующего наша победоносная армия одержала великую историческую победу. Шуша уже у нас. Теперь открывается новая страница. Я верю, что души Натаван, Бюльбюля, Узеир бея, Сулеймана Алескерова, Афрасияба Бадалбейли рады. 

Пользуясь случаем, хочу рассказать вам одну историю. Это связано с нашими памятниками в Шуше, которые были расстреляны. Господин президент рассказал об этом, когда приехал в Шушу. В период работы на должности министра культуры я случайно узнал об этих памятниках. В то время вначале мне рассказали только о памятнике Бюльбюлю. Затем я отправил человека в Грузию. Выяснилось, что это памятники, находившиеся в Шуше. Наряду с памятником Бюльбюлю, там находились и памятники Узеир бею и Натаван. Я доложил об этом нашему общенациональному лидеру Гейдару Алиеву. Он немедленно дал соответствующие указания и в обстановке полной секретности была проведена операция, эти памятники привезли в Баку. Очень интересно, что при первом осмотре этих памятников Гейдар Алиев сказал мне, что придет время, и мы вернем эти памятники в Шушу в их натуральном виде. Пусть будущие поколения увидят это, пусть знают, как произошли эти события. Настал день и его сын, господин президент Ильхам Алиев выполнил это поручение. Он сам отвез эти памятники в Шушу и установил их на прежнее место. Знаете, это большая история, дастан. Нам посчастливилось увидеть это.

Я верил, что мы вернем Шушу. Но меня мучила мысль, доживу ли я до этого дня. Я чувствовал, что этот день настанет. Во время поездки в Шушу после окончания Отечественной войны мне хотелось обнять и расцеловать каждого из находящихся там наших солдат.

Наша поездка в Шушу задержалась на два дня из-за снега. В Шуше выпал снег. Это было как сон. Белый снег и солнце на Джыдыр дюзю...Я подумал, что это сон. Я попросил Фархада (Фархад Бадалбейли – ред.) ущипнуть меня, может это сон. Казалось, что я проснусь и увижу, что это был сон. Я пережил прекрасные мгновения в Шуше... Мы встретились и пообщались с солдатами.

«Проект реставрации дома Бюльбюля готов»

- Вы уже приступаете к ремонту отцовского имения в Шуше, дома великого Бюльбюля. Мы бы хотели, чтобы вы рассказали о своих планах на этот счет.

- Пользуясь случаем, хочу выразить глубокую признательность господину Президенту за то, что он доверил мне реставрацию дома Бюльбюля. Он мог бы доверить это кому-нибудь другому. Но господин Президент посчитал нужным, поручил это сделать именно мне, что тоже было моей мечтой. Когда я поехал в Шушу, взял с собой архитектора Ризвана Байрамова. Когда я был министром культуры, он был начальником Департамента охраны и реставрации памятников Министерства культуры. Он очень грамотный профессионал. По моей просьбе он поехал со мною в Шушу. Затем еще раз посетил город без меня. Как говорится, все замерил. Проект по реставрации дома Бюльбюля уже готов. Подготовлен до мелочей. Я знаю, что архитекторы-волонтеры также подготовили собственные проекты реставрации. Я им очень благодарен. Большое им спасибо. Сейчас идет процесс согласования проекта. После завершения приступим к работе.  Я верю, что в очень короткие сроки дом Бюльбюля, а точнее дом-музей, отреставрируют, и он заработает как музей. В этом году завершим реставрационные работы. Я считаю, что у Шуши очень хорошее будущее. Как вы знаете, когда я был министром культуры, я организовал фестиваль «Xarı bülbül». Первый раз он прошел в 1989 году в Шуше. Потом из-за известных событий, в 1990-91 годах мы проводили фестиваль в Агдаме, Барде, нам не дали возможность поехать в Шушу. Уже есть указание господина Президента. Верю, что фестиваль «Xarı bülbül» будет проводиться в новом стиле, в соответствии с требованиями сегодняшнего дня, и станет фестивалем с мировым именем.

- Господин посол, спасибо, что уделили нам время!

- Вам спасибо! Пользуясь случаем, поздравляю ваших читателей и весь азербайджанский народ с праздником Новруз.

 

Фарид Акберов

Другие новости