Разрушенное кладбище Абдал-Гюлаблы: Следы от пуль на могиле 9-летней девочки – РЕПОРТАЖ – ФОТО

Разрушенное кладбище Абдал-Гюлаблы: Следы от пуль на могиле 9-летней девочки – РЕПОРТАЖ – ФОТО
  • Clock-gray 14:21
  • calendar-gray 25 Декабрь 2020

Предыдущие репортажи: (https://apa.az/ru/nagornyj_karabakh/Pobeda-azerbajdzhanskoj-armii-polozhivshaya-konec-armyanskomu-zverstvu-Chto-ya-uvidel-v-Agdame-colorredREPORTAZhcolor-colorredFOTOcolor-432791)

(https://apa.az/ru/nagornyj_karabakh/Postradavshaya-ot-armyanskogo-vandalizma-krepost-Shahbulag-Panahali-hana-colorredREPORTAZhcolor-colorredFOTOcolor-colorredVIDEOcolor-432914)

Сотрудники АПА совершили поездку на территории, освобожденные от оккупации азербайджанской армией под руководством Верховного главнокомандующего Ильхама Алиева. Наши сотрудники подготовили цикл репортажей под названием «По следам победы». Представляем очередной репортаж из этого цикла. 

Предложение в связи со зданием Агдамского театра

По возвращении из Гызыл Кенгерли мы вновь проезжаем через центральную часть города Агдам. По правде говоря, из-за того, что наша поездка ограничена во времени, когда мы приехали в город до этого, увидели издалека единственную уцелевшую стену Агдамского Государственного драматического театра (если ее можно назвать уцелевшей), но не имели возможности подойти поближе и рассмотреть ее повнимательнее. А сейчас наш автомобиль проезжает прямо напротив театра, на этот раз было бы неправильно не остановиться здесь и не снять пару кадров. Давайте, я расскажу об истории Агдамского театра, а наш оператор и наш фотограф тем временем пусть занимаются своим делом.

Первый театр был создан в Агдаме в 1902 году при поддержке местной интеллигенции и нашего выдающегося литератора Абдуррагим бека Ахвердиева. После двухлетней подготовки в 1904 году на сцене театра были поставлены первые пьесы «Приключения везиря Ленкоранского ханства» (М.Ф.Ахундов) и «Разрушенное жилище» (А.Ахвердиев).

Здание театра было построено в 1955-1956 годах под руководством председателя горсовета Мешеди Аббаса (кстати, в Агдаме большинство зданий было построено именно в период работы Мешеди Аббаса на посту председателя Городского совета, под его руководством). В те годы оно функционировало как Дом культуры. В 1968 году, после создания Агдамского Государственного драматического театра имени А.Ахвердиева здание было полностью передано театру. В свое время перед прекрасным зданием театра имелся бассейн, посреди которого был установлен памятник «Фархад у горы Бисутун» из поэмы Низами Гянджеви «Хосров и Ширин». От архитектурного шедевра, который до оккупации придавал особую красоту городу, осталась только фасадная стена.

Конечно, очень скоро в городе Агдам все культурные заведения, в том числе и здание Агдамского Государственного театра будут восстановлены. Верю, что они будут еще краше, чем раньше. Но хотелось бы, чтобы эту фасадную стену сохранили в натуральном виде, как память о зверствах, совершенных армянами в Агдаме, естественно, в оформлении архитекторов и превратили ее в монумент, посвященный 30-летней оккупации Агдама. Вообще, хорошо было бы создать мемориальные комплексы из руин разрушенных зданий, памятников культуры в каждом из освобожденных от оккупации районов. Прямо в центре города. Это должно послужить для нас уроком, что нужно не забывать о том, что совершали армяне против нас сотни лет. Пусть армяне знают: Эти города будут восстановлены и станут еще краше, чем раньше, но мы никогда не забудем совершенные ими зверства!

Наша съемочная группа завершила съемки перед Агдамским театром. Нас ждет долгий путь. Мы должны до наступления темноты завершить свою работу и покинуть недавно освобожденные от оккупации территории Агдама.

Посаженные армянами в Агдаме гранатовые сады

Мы выезжаем из города и выходим на протянувшуюся вдоль широкой равнины почти полностью разрушенную асфальтовую дорогу. Слева замечаем недавно посаженный гранатовый сад. Чуть впереди табачная плантация, дальше кукурузное поле. Наш проводник говорит, что впереди мы увидим еще больший гранатовый сад. Действительно, чуть позже перед нами предстал огороженный со всех сторон большой гранатовый сад, конца-краю которому не видно. Видимо, армяне, которым после мирного договора, заключенного 10 ноября, было предоставлено время до 20 ноября для того, чтобы покинуть Агдам, не успели собрать урожай, поэтому на некоторых деревьях остались несобранные плоды. Думаю, что читатель простит меня за эти слова, но, как говорится, армяне сбежали, несолоно хлебавши...

Здесь мы замечаем время от времени различные строения. У входа во двор с большими воротами, перед которым мы проехали, стоит трактор, а в нем различная сельхозтехника. Скорее всего, здесь была ремонтная мастерская или гараж. Создается впечатление, что с годами армяне успокоились и постепенно стали заселять территории за пределами города Агдам, заниматься скотоводством и земледелием. И то, что мы увидели – это следы их деятельности.

Село, в котором отдыхал Хазрат Али

Вдали, между двумя горами, видны построенные вблизи друг от друга белые домики. «Это село Гюлаблы», - говорит наш проводник, - «а верхняя часть села – Абдал».

Мы подъезжаем к этому месту.

- Дома уцелели, странно, что их не разрушили? – спрашиваю я.

- После оккупации в Гюлаблы жили армяне, - с сожалением говорит наш проводник. – Подлецы! – Вот там, на склоне гор – армянские сёла. Их трудно различить отсюда. Вот там, - он указывает рукой в другую сторону – В тех селах тоже живут армяне.

- Выходит, мы в окружении армян.

- Не бойся, говорит наш друг-полицейский, - Даже если бы меня не было с вами, вы что, не видите наших солдат?

В настоящее время в четырехэтажном здании школы села Гюлаблы разместились наши солдаты. Мы видели наши посты и на холмах, когда ехали сюда. Несущие службу на этих постах наши солдаты охраняют родину как зеницу ока.

Мы подъехали совсем близко к селу Гюлаблы. Крыши домов, оконные рамы, дворы и сады – всё на месте. Как свидетельство того, что армяне жили здесь до последних дней, из-за камней выходят и идут в нашу сторону две свиньи.

Села Абдал-Гюлаблы всегда упоминаются как одно село. В XIX веке здесь было два села Абдал, поэтому, чтобы отличить их друг от друга, это село назвали Абдал-Гюлаблы, то есть, село Абдал вблизи Гюлаблы. Его историческое название – «Абдал булагы». На территории села есть Ханум булагы, Дамджы булаг, Бей булагы и другие родники.

Абдал-Гюлаблы было одним из древних поселений. Распространены различные предания об истории возникновения села, в одном из них говорится, что здесь отдыхал Хазрат Али со своим войском. В селе есть и названный в честь него «Али булагы». В этой статье мы не будем рассуждать о связи этих преданий с историей. Но по этой причине население Абдала-Гюлаблы считает святым свое село.  

К сожалению, у нас нет возможности проводить съемки в селе, до заката солнца нам нужно побывать на кладбище на могиле нашего покойного деятеля искусств Сахавета Мамедова. Солнце уже скрывается за горами.

В поисках могилы Сахавета Мамедова

Наш автомобиль остановился во дворе одного из домов в верхней части Гюлаблы. Здесь находится полицейский пункт. Один из полицейских отправится с нами в село Абдал и поможет нам отыскать могилу Сахавета Мамедова.

По обоим краям дороги села Абдал протянулись кусты ежевики, деревья, здесь долгие годы никто не проезжал, поэтому местами дорога сужается так, что там машина с трудом проезжает.

На окраине дороги мы видим мечеть с белым фасадом и двумя куполами. Пока не стемнело мы найдем могилу Сахавета Мамедова, а на обратном пути обязательно снимем и эту мечеть.

Дорога поднимается в горы, село остается внизу. В свое время в селе Абдал-Гюлаблы находился известный в стране санаторий. Дорога, по которой мы едем, доходит до ворот санатория. На склонах гор находились небольшие коттеджи, а сейчас их нет. Известно, почему.

Вот и кладбище села Абдал. На некоторых могилах вместо могильных камней установлены круглые белые камни, похожие на торчащие из земли зубья.

- Где могила? – спрашиваю у недавно присоединившегося к нам проводника.

Он идет впереди и ходит туда-сюда между могилами.

- Где-то здесь должна быть, в прошлый раз приезжали и снимали.

- Ты не знаешь ее точное место? – спрашиваю я.

- Нет.

- Тогда нам будет трудно. На могиле Сахавета нет надгробного камня. В то время село было оккупировано, не удалось установить надгробный камень на его могиле, он остался в Баку.

- Ну, мы еще поищем.

Наш проводник идет впереди и обходит кладбище, а мы идем за ним. Если кто-то приезжал сюда до нас, то обязательно оставил какой-то указатель на могиле.

Ищем... Пока безрезультатно. Меня подзывает наш оператор Фаиг, который снимает могилы. Он показывает мне надгробие 9-летней девочки. На фото девочки, сделанном на черном мраморе, есть и следы пуль: «Айнура Валех гызы Керимова, 1981-1990». Мне стало плохо в этот момент. Конечно, в мире много могил 9-летних девочек. Но сегодня, в такой момент в десять, а может быть и в сто раз тяжелее встретить могилу девочки, когда ищешь могилу Сахавета Мамедова. Она умерла в 1990-м году, 30 лет назад. Как раз тогда мы теряли Карабах. Вот если бы она жила... Интересно, живы ли родители Айнуры? Или они не выдержали того, что могила их ребенка осталась в армянском плену? Что они испытают, когда будут читать эту статью, глядя на снятые нами кадры? 

Сколько бы мы не искали, не можем отыскать могилу Сахавета Мамедова. Времени остается всё меньше, поэтому мы теряем надежду.

Как пел Сахавет: кажется, что и его могила улетела, как птица.

Жаль.

По правде говоря, мы опасаемся заходить вглубь кладбища. Сюда нужно прийти с теми, кто участвовал в похоронах Сахавета Мамедова, видел его могилу, а такие как мы, не знающие местность не найдут здесь могилу, к тому же второпях. Я утешаю себя тем, что главное, мы пришли сюда, память о Сахавете, могилу которого мы не могли посетить 30 лет, всегда жила в наших сердцах. И я дал себе слово, что после того, как всё нормализуется, когда-нибудь обязательно приеду в Абдал и воздам ему дань памяти.

Темнеет, пора возвращаться. А где же наши проводники? В поисках могилы они значительно отдалились от нас. Мы окликнули их, но нам никто не ответил. Установилась тишина. До нас доносятся какие-то чуждые звуки.

- Эти звуки доносятся из армянских сёл, - поясняет сопровождающий нас Шамиль Пашаев.

- Они так близко?

- На той стороне горы, это эхо доносится.

- Тихо.

- Как ты думаешь, могут прийти сюда армянские диверсанты?

Не знаю, Шамиль хочет напугать нас, или просто шутит:

- Они везде могут устроить засаду.

Хорошо, что проводники спасли нас от этих тревожных мыслей.

«Не нашли», – говорят они в один голос.

«Ничего, найдем в следующий раз», - сказал я.

Заросшая травой мечеть села Абдал

Мечеть села Абдал была построена на холме в верхней части села, на дороге к кладбищу. Село хорошо просматривается отсюда. В отличие от Гюлаблы, в Абдале армяне разрушили все дома. Внизу овраг, по нему протекает какая-то река. Дома по ту сторону оврага тоже полностью разрушены. Армяне варварски уничтожили это древнее, прекрасное село. Здесь, как и в других местах, полуразрушенную мечеть использовали как склад, свинарник.

Сотрудник Института истории НАНА, доктор философии по истории Байрам Гулиев говорит, что мечеть была построена в XVIII веке по карабахским архитектурным традициям: «В центре мечети есть широкая треугольная арка, наподобие тех, которые есть в шушинской мечети Гёвхара Аги и Агдамской городской мечети. Мечеть села Абдал была построена в период Карабахского ханства, но трудно сказать, при каком карабахском хане. Однако исторические источники свидетельствуют о том, что большинство крепостей и мечетей было построено именно при Панахали хане».

На входной двери мечети написано латинской графикой слово «Allah». Скорее всего, эту надпись сделали наши военнослужащие, побывавшие в мечети. Всё вокруг купола заросло травой. Честно говоря, мы побоялись зайти в мечеть, и как следует разобраться, не прошли дальше порога. Всему виной проклятая «опасность».

Мечеть напомнила мне агдамскую мечеть Джума, такая же высокая, каменная. Перед мечетью пересохший родник, из которого в своё время верующие брали воду для омовения.

Стемнело. Гражданским опасно оставаться здесь. Нам нужно возвращаться. Мы благодарим сопровождавшего нас в Абдале проводника и возвращаемся.

Завтра нас ждет еще более интересный день в Физули.

(продолжение следует)

В следующем репортаже: Нынешнее состояние командных центров армян в Физули. Флаг Азербайджана в «Деделинском круге». В поисках памятника Физули. Почему мы не поехали в село Гочахмедли?

Фото - Илькин Набиев © APA GROUP

Мирмехди Агаоглу

Другие новости